Не смотря на то, что предпочитаю красный фруктовый чай, дергнула рука, взять черный со вкусом клубники. Особого вкуса клубники я не почувствовала, конечно же. Но поверила в "рекламное" описание сего чая. Да и вообще, не уверена, что он мне понравился. "Гавно откровенное", подумала я, допивая.

С людьми почти так же. Собственное описание себя не всегда соответствует реальности.
мама
я совсем уже не помню тебя, я сижу в самолете и пишу это
почему люди первым делом, когда боятся говорят "мамочки " или "Господи" я почему то всегда вспоминаю его
Сегодня день мамы и я послала цветы няне, Алина даже не знает тебя толком, но папа не перестает твердить, что ты была лучшей женщиной в его жизни
Я помню лишь маленькие обрывки, как ты не понимала моих ошибок и поражений как от тебя пахло каким то маслом, как ты вечно уезжала, а я тебя ждала, даже когда не могла ждать и почему то сейчас даже сейчас я тебя жду, я зла на тебя, наверное, но я не могу перестать любить тебя, как по приказу
Маама, я падаю, падаю в никуда, мне сложно одной, очень сложно, помоги мне, мама
Это ты гуляла со мной по дворцовой и показала как зима прекрасна, с тех пор я её и люблю
Мам, если ты это видишь или слышишь мой голос сейчас, я очень скучаю, с тех самых пор как ты ушла, когда я стояла в дверях парадной, ты собрала чемоданы и уехала это был февраль, за неделю до твоего дня рождения, мне было 12 тогда, если ты не помнишь
Мне было 5 лет, когда я впервые увидела бабушку. Сейчас я отчетливо помню о нашей первой встрече только два момента: это была единственная бабушка, которая не умела печь пирожки и то, что ради моего тепла ей пришлось сжечь табуретку и свой дневник листочек за листочком.
Бабушка жила в маленькой деревушке в маленьком домике и спала на печи. Родители привезли меня к ней зимой, а сами улетели в Турцию "греть кости". Через два дня после приезда за ночь выпало столько снега, что из окна было видно только тоненькую полоску серого неба, а дверь не открывалась больше, чем на два сантиметра. Мы были в ловушке, но бабушка не подавала виду. У нее в кладовке было много банок с разными вкусностями и десяток мешков с картошкой. Пили мы яблочный сок, а из открытой форточки набирали снега в кастрюлю, ждали пока расстает и варили суп. Но спустя несколько дней (точно не помню, сколько) у нас закончились дрова и печка стала остывать. Тогда бабушка стала разламывать табуретки, стуча ими об пол. Полена получались большие и не хотели разгораться. Нужно было много бумаги, чтобы поддерживать огонь. Сначала бабушка использовала с этой целью свои тетрадки с рецептами, но они быстро закончились. Тогда она достала свой толстый-толстый дневник. Она читала мне вслух страницу за страницей и как только последнее слово на листке было прочитано, отрывала его и бросала в огонь. Там была вся ее жизнь. Не похожая ни на одну из тех сказок, что я слышала раньше, но ставшая моей любимой. По сей день мне жаль, что ее нельзя перечитать снова.
Снег потом оттаял, меня забрали домой, а бабушка пообещала научиться печь пироги. Но я не знаю, исполнила ли обещание.
Я люблю тебя всем сердцем и даже больше, хоть и не люблю таких громких слов. Каждый миг с тобой приносит радость и уют. Самые простые вещи оказываются самыми важными, главное лишь суметь их лишь разглядеть.
Я люблю дорогу к тебе, эти утренние электрички, сонные лица и пейзажи, стремительно проносящиеся за окном, этот трепет перед встречей и восторг, когда вижу тебя в толпе на перроне.
Я люблю засыпать и просыпаться рядом с тобой, обнимать и главное знать, что такая возможность есть. И эти мгновения бесценны